В редакции «Калужских новостей» находится ответ регионального министра здравоохранения Константина Баранова на жалобу в адрес главврача Калужской областной психиатрической больницы, направленную в аппарат уполномоченного по правам человека Юрия Зельникова.

В нем сообщается, что в 2011 году в структуре психбольницы были созданы лечебно-производственные (трудовые) мастерские (ЛПТМ) на базе упраздненного цеха турбинного завода. Они существуют на правах реабилитационного подразделения медучреждения.

Больница заключила договор производства продукции с ООО «Автомаш» в соответствии со спецификацией.

Мастерские содержатся на средства областного бюджета и доходы, полученные от реализации товаров, работ, услуг, производимых в ЛПТМ.

В ЛПТМ проходят трудотерапию психбольные, которые в основном являются инвалидами II группы с тяжелыми формами патологии, а также инвалиды I и III групп по психическому заболеванию и больные, которые не могли по своему состоянию работать в условиях обычного производства.

За пациентами, привлеченными к трудовой терапии, медперсонал больницы осуществляет постоянный контроль. В период прохождения трудотерапии пациенты получают постоянное медикаментозное лечение.

Трудотерапию проходят пациенты как на стационарном, так и на амбулаторном лечении. Она назначается врачами только с учетом письменного согласия пациентов.

Согласно номенклатуре медицинских услуг, утвержденной Приказом Минздравсоцразвития России № 1664н от 27.12.2011, трудотерапия является медицинской услугой. Исходя из данного документа трудотерапия - один из элементов лечебного процесса. Это такая же медицинская услуга, как, например, исследование анализов, оперативное лечение и т. д.

Вместе с тем, приводимые ниже выдержки из ответа министра вызывают множество вопросов.

Так, министр сообщает, что, согласно Резолюции ООН, пациент имеет право получать за выполняемую им работу такое же вознаграждение, какое получило бы за аналогичную работу лицо, не являющееся пациентом, и в больнице действует Положение о порядке стимулирования труда больных ЛПТМ, участвующих в трудовой терапии.

В то же время это самое денежное вознаграждение за труд (не зарплата!) начисляется пациентам (не работникам!) по табелю, составленному экономистом при отделении ЛПТМ (откуда при мастерских экономист и почему он не закреплен за бухгалтерией больницы?). После чего табель отправляется в бухгалтерию для формирования платежных ведомостей.

Вернемся еще раз к определению трудотерапии: это медицинская услуга. Почему при оказании медицинской услуги используется табель и платежная ведомость, как при трудовых отношениях, но при этом нет никакого трудового договора?

***

Табель - ведомость или специальная доска, предназначенная для учета явки на работу и ухода с работы рабочих и служащих.

Платежная ведомость– это одна из видов бухгалтерской документации, которая отражает начисления по заработной плате рабочим и служащим.

***

Из ответа министра следует, что трудотерапию в больнице проходят не все пациенты, а только те, которым она назначается лечащим врачом и специальной врачебной комиссией:

«Лицам, страдающим психическими расстройствами, которым лечащим врачом и решением общебольничной комиссии (врачебной комиссией) не рекомендовано выполнение работы по трудовому договору и необходима по медицинским показаниям трудовая терапия, выплачивается денежное вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством».

 С остальными заключается трудовой договор?

По словам министра, денежное вознаграждение за труд перечисляется на пластиковые карточки пациентов, открытые в банке, либо на лицевой счет во временном распоряжении, открытый в казначейском управлении министерства финансов области.

Здесь также возникают вопросы. По закону, дееспособные больные сами распоряжаются своими счетами — почему они находятся во временном пользовании больницы? Чтобы завести банковскую карточку, больной должен написать заявление на ее получение для перевода денег за труд - и снова всплывают трудовые отношения. Деньги перечисляются на лицевой счет пациентов. Но если у больных не открыт расчетный счет, то узнать, сколько средств перечислено, невозможно. И наконец, почему деньги хранятся в казначействе Минфина?

Исходя из официального ответа Константина Баранова, получается, что социальную услугу по предоставлению рабочих мест больным в медучреждении путают с трудовыми отношениями.

Чтобы разобраться в ситуации, редакция «КН» направила ряд запросов в контролирующие структуры.