В эксклюзивном интервью информационному агентству "Калужские новости" первый секретарь Калужской региональной организации КПРФ рассказал о болевых точках в развитии экономики России в целом и Калужской области в частности.

- Беседуем во время, когда говорят об экономике, о ситуации в экономике, о санкциях. На Ваш взгляд, как Вы видите сегодня социально-экономическую ситуацию в регионе с точки зрения коммунистической партии?

Я бы хотел сказать не только с точки зрения коммунистической партии, потому что партия практически неразрывна от народа. Мы в народе, общаемся с ними, контактируем, работаем, от них информацию получаем на местах. Ведь Калужская область-то, она большой анклав сам по себе. Все, что в каком-то районе есть, не усмотришь. А когда с населением общаешься, чуточку начинаешь понимать, какая ситуация в экономике, какая социально-экономическая ситуация в Калужской области.

Ну, я бы хотел сказать, где-то можно назвать вот такой средний уровень. Вначале вроде бурное развитие, инвестиции. Но они были направлены, конечно, в автомобильный кластер. Я всегда был, как бы сказать, против этого.

- Почему?

- Во-первых, мы должны поддерживать инвестиции, большую часть вкладывать в собственную промышленность, которая у нас уже давно образована и работает на Калужской земле. Поскольку они больше заинтересованы в социально-экономической сфере, в развитии, потому что они здесь родились, они здесь живут и для них забота – как будет развиваться Калужская область во всех направлениях. Это первое.

А инвесторы, которые приходят, их же главная задача – получить прибыль. Им неважно, как будет социально-экономическое развитие происходить в области, не только в нашей или в другой, где они находятся. Для них главное – схватить прибыль. А если вдруг ее не будет, они могут свернуть свое производство, тем более. Допустим, у нас автомобильный кластер – он же отверточный. А если бы это была инфраструктура, полностью начиная бы с нуля, с гайки и до образования всех запасных частей, которые собирают автомобиль, делалась бы здесь, то да. И если бы эта лицензия потом была бы передана Калужской области, как в советское время, когда Тольяттинский завод был, тогда там вроде бы итальянцы, но ведь все это потом осталось, и технологии, и прочее. Сегодня же этого не происходит.

Но и сегодня, если посмотреть, у нас спад в этом направлении. Но спад не только в Калужской области, я думаю, и везде, где такие кластеры были организованы, потому что сегодня где-то на 47% упала реализация автомобилей. А это все сказывается на людях. У нас здесь тоже происходят и увольнения, и работать стали в одну смену. Как дальше будет развиваться? Ситуация сложная в этом направлении. Потому что если посмотреть, как формируется калужский бюджет наш, то при всей ситуации, что вроде бы в РФ Калужская область вроде как приоритет для инвестиций, она вроде числится…

- В лидерах.

Да, в лидерах. Тем не менее, формирование бюджета где-то 50% за счет исконно наших предприятий, которые еще держатся. Спасибо тем «красным» директорам, которые остались, которые еще держат предприятия на более среднем уровне. И, естественно, за счет этого идет формирование бюджета. Примерно где-то 25% идет предпринимательская среда, затем инвесторы, а все остальное – это налоги, которые поступают от населения. Вот, в таком плане. Поэтому, конечно, я всегда говорю, мое такое направление…я и губернатору всегда говорил, Анатолию Дмитриевичу, он все как-то рьяно воспринимает, как-то болезненно. Как-то один раз он мне сказал: «Давайте, смотрите притча. Поднимается в гору телега, осел тащит ее. Старик уже дряхлый. И где-то, на каком-то уровне остановились, а он уже не может подпереть плечом эту телегу, чтобы дальше…» То есть мы должны развивать в этом направлении. А вот как? В сельском хозяйстве, я хочу сказать, уровень еще пока не на высоте. У нас где-то 1000 га земли, а в работе всего находится примерно 250 тысяч гектаров. А без использования земли, я думаю, наверное, улучшить сельское хозяйство вряд ли удастся. Вроде сейчас идет направление роботизированных ферм – тоже вроде как мы на высоте.

- В лидерах?

Да, в лидерах. Но здесь же нужны не только роботизированные фермы (это мое мнение), здесь же должна быть инфраструктура на селе, построено жилье, где бы люди жили, детские сады, школы, магазины, где могли бы отдохнуть и т.д. И я думаю, люди бы пошли на село. Если этого не будет, то вряд ли мы возродим село. И тот бюджет, который сегодня выделяется на развитие сельского хозяйства, допустим, на 2015 год всего-навсего по бюджету было 778 миллионов рублей. А при условии, когда происходит рост горюче-смазочного материала и прочего, что останется на развитие? Вряд ли что.

Сейчас происходит формирование нового бюджета. Пока слух такой, что примерно около 40 млрд. рублей он будет. Нам, конечно, будет меньше. Если на 2015 год он был 43 млрд., то уже на 3 млрд….

- И ведь у Калужской области весьма высока кредиторская задолженность?

А вот по кредиторской задолженности, уважаемые и дорогие товарищи, я сегодня, буквально только что «Российскую газету» посмотрел, а здесь идет приложение «Экономика центрального округа». И здесь как раз данные, интересные сами по себе. Вот «Объем государственного долга регионов ЦФО», мы практически находимся на пятом месте по числу роста из 16 регионов в Центральном федеральном округе. У нас он – 28 млрд. рублей. Самое высокое – это, конечно, Белгородская, 45 млрд., затем идет Воронежская – 29 млрд., 29 млрд. – Тверская и Калужская область. А у всех остальных примерно 11 млрд., 3 млрд., 13-16, т.е. низкая. Это как раз подтверждение того, что вы сегодня сказали. Это буквально сегодня, свежий номер вышел.

- Но при этом все-таки, знаете, с одной стороны, разговаривая с жителями Калуги, понимаю, что нет проблемы безработицы, да? Или все-таки я тут неправ?

Надо здесь понимать: есть безработица, которая официально зарегистрирована в бирже труда, а есть неофициальная, скрытая безработица. В любом случае, как бы сказать официально, если сравнить по статистике по ЦФО, то, естественно, она у нас низкая, это если по официальному. А есть еще и скрытая тоже. Но здесь как-то еще более и менее. Как дальше будет ситуация развиваться – больно смотреть, конечно.

- Николай Дмитриевич, скажите, какие из проблем, которые Вы обозначили, являются «болевыми точками»? Может быть, одна-две на Ваш взгляд.

Болевыми точками… Во-первых, она везде – это состояние дорог само по себе. Это болевая ситуация. В областном центре ею вроде занимаются, но, тем не менее, где-то 50% находится не в лучшем…которые по стандартам положены. Что еще можно сказать?

- А ЖКХ?

Обождите, я еще не все сказал. Несмотря на то, что вроде есть и положительные показатели, но если сегодня мы говорим, что должно импортозамещение быть, а если не обращать внимание должное на село, то вряд ли мы получим тот результат, который перед нами ставит центральное правительство во главе с президентом. Здесь этот вопрос.

А жилищно-коммунальное хозяйство – это, конечно, притча во языцех. Что тут говорить? Я в этом направлении смотрю, но пока оно будет оставаться в частных руках, никаких сдвигов не произойдет. Смотрите, до 1991 года оно находилось под контролем государства, и имущество. Потом вдруг раздали бесплатно всем этим управляющим компаниям, они получили имущество (если бы они вложили свои собственные, то это другое, а они получили то бесплатно!) и бездарно сегодня его используют. Сегодня за счет чего можно получить прибыль в ЖКХ? За счет увеличения платы за коммунальные услуги – другого нет.

- Плата выше, а работа меньше.

Другого варианта нет. Понимаете? И сегодня очень много расплодилось управляющих компаний, а каждая управляющая компания имеет штат, а штат надо содержать. А кто содержит? Это жильцы, которые платят за коммунальные услуги, они же это и содержат. Это одно дело.

Второе, я говорю, что до какого-то момента у нас был единый кассовый расчетный центр. Потом он вдруг исчез  и стал сегодня в каждой управляющей компании. Где – не поймешь. И куда, что они тратят? А если заглянуть в бухгалтерию, то там находится сват-брат, и никого туда не пускают. Попробуйте. За семью замками туда дверь, и вы туда не пробьетесь. А отчего и как вдруг повышаются эти услуги? Если, допустим, тариф на электроэнергию и газ растет на 4%, грубо говоря, то смотришь – на горячую воду уже на 30% и т.д. и т.п.

И особенно сегодня будоражит все население (и от этого, наверное, надо будет уходить) – это общие домовые расходы, нужды. Простой вопрос: я в доме живу, захожу в подъезд, что у нас там, краны стоят водяные в подъезде? Нет! А за воду… У меня жена берет ведерочко, наполняет водой, берет швабру и идет мыть. Помыла все, и все. У нас стоит счетчик, мы платим за воду по счетчику, плюс еще свое же, за то, что мы уже заплатили, промыли, а нам еще и за общие расходы! Это вообще абсурд. Поэтому от этих вещей надо уходить.

И дальше вопрос – это сегодня сбор за капитальный ремонт.

- Я хотел спросить: его опять хотят увеличить?

- Это раз. Смотрите, допустим, по городу Калуге, по областному центру. Допустим, взносы за каждый метр на капремонт без лифта составляют 6 рублей 11 копеек, а с лифтом – 6 рублей 79 копеек. И в то же время, управляющая компания за содержание дома с жильцов снимает 7 руб. 15 коп. Но содержание дома и капремонт – это же только названия! Что они содержат? В содержание дома что входит? Я так понимаю, это чтобы дом находился в нормальном состоянии. Если произошла какая-то амортизация, то они должны провести ремонты и прочее, и все остальное. Это получается 13 рублей с копеечками за 1 квадратный метр. Это раз.

Дальше. Допустим, наш дом, за капитальный ремонт; там где-то 12 подъездов: 50% приватизировано, а 50% находится в муниципальной собственности у города Калуги. Те, кто приватизировал, они платят, а то, что находится…

- Муниципалитет должен по идее деньги?

- Да, муниципалитет должен. А пока этого нет. До конца этот вопрос не решен. И как тогда дальше быть? А дальше с бабушек, которым по 80 лет. Что они?

- Да, они-то капитальный ремонт не увидят.

- Да. Наша же фракция в Государственной думе внесла такой закон, что да, за капитальный ремонт, но если в течение 5 лет не происходит этого ремонта, то деньги должны быть возвращены назад. Это правильно и справедливо, тогда можно еще как-то рассмотреть.

-  Чтобы хотя бы раз в пять лет что-то делалось.

Да. Освободить уже престарелого возраста людей от этого капитального ремонта. Это правильно. Но это общее… Но я хотел сказать, что был указ президента, но ведь для этого нужно определить и Центральный банк, за который бы государство отвечало, куда вкладывались бы деньги на проведение капитального ремонта. А сегодня они разбросаны по всем банкам и прочим. Был случай, помните наверное, пенсионеры, ветераны войны хотели свой счет организовать в банке, для того чтобы достойно встретить юбилей нашей великой победы над фашистской Германией, и вдруг этот банк сдулся. Потом уже начали разбираться, где эти деньги, что, чего и как.

Поэтому если это на государственном уровне, то у государства должно быть все это защищено, а не так отвечать – создали какую-то организацию, которая в конечном итоге… Ведь договора сегодня как пошли? Ведь каждый договор должен был подписать каждый житель, а здесь так: не подписал, значит, все. Тебе квитанцию прислали, ты заплатил, и все.

- Значит, согласен.

Да, ты согласен.

- Николай Дмитриевич, если от экономики, социальной сфер и ЖКХ к политике. Недавно президент России подписал указ, который возвращает смешанный принцип выборов в Государственную думу. То есть выборы у нас уже в следующем году будут проходить как по партийным спискам, так и по одномандатным округам. Здесь, в Калужской области, как это повлияет на выборы, на ситуацию в этом регионе?

Давайте мы сначала немножко озвучим вот что: с 1991 года мы уже с вами прожили, сегодня 2015 год, 25-ый год практически. Теперь давайте посмотрим, все те выборы, которые у нас проходили за эти 25 лет – постоянно ведь менялись условия этих выборов, закон менялся. И каждый раз этот закон подписывался под ту партию, которая была правящая, и под администрацию. Это ведь так? Вот, были предыдущие выборы. Вроде бы посмотрели, да, надо закон, надо чтобы без всяких, по партийным спискам. А что сегодня поменяло? Если сегодня у нас увеличили число партий, потому что условия формирования партий немножко расслабились, смягчились: 500 человек – и все, и партия создана. Но если мы говорим о партии, то дайте им тогда, и пусть они участвуют. А сегодня вдруг говорят, что мы будем так: 50 на 50. Ну, одномандатники – это люди с мешками денег идут на выборы, которые потом, потратив на выборах, они всегда пытаются их возместить. Ну, что тут говорить?

Я бы хотел сказать в этом направлении, что за 25 лет мы еще не выработали в целом саму социальную политику нашего государства, к чему мы стремимся и что мы хотим. Этого нет. Поэтому нет сегодня какой-то консолидации. И выборы показывают, что и здесь каждый старается все сделать под себя, для того чтобы удержать власть. Потому что сегодня социально-экономическая ситуация очень нестабильна. Вы посмотрите на курс. Мы говорим «доллар», а что нам доллар с вами? Внутри государства у нас действует наша валюта – рубль, а не доллар. Доллар – это между общением с государствами. Но это еще раз показывает, что мы потеряли продовольственную независимость, потому что мы примерно 48% возим продовольствие из-за заграницы. Никто не хочет это озвучить и говорить. Поэтому надо больше внимания уделять сельскому хозяйству, уделять больше внимания развитию нашей промышленности, тогда нам никакой доллар не будет помеха. Ведь в советское время доллар был 70 копеек всего-навсего!

Вот эта частая смена правил игры на выборах – я ее не одобряю. Она ни к чему хорошему не приводит.

-  Ну, а калужские коммунисты готовятся уже к выборам в Госдуму?

Я хочу сказать, не только калужские коммунисты, а вся наша Коммунистическая партия РФ готова ко всем условиям выборам, какие бы сегодня правительство и партия «Единая Россия» ни предлагало. Мы всегда готовы к ним. И в дальнейшем также, я думаю, никаких вопросов внутри партии не возникнет в части организации этих выборов и проведении их.

- Может быть, вы уже внутри обсуждали, кто может от Коммунистической партии пойти на выборы в Государственную думу?

Понимаете, еще рано. Ведь надо здесь выборы в реальный срок, в тот момент, когда можно озвучить и уже начинать в этом направлении работать. Пока работаем внутри, но…

- Ну ладно, а какие цели ставите на выборы? Сколько партия, на Ваш взгляд, в Калужской области должна набрать? К чему вы бы стремились?

Сегодня ЦК нашей КПРФ сказал, что сегодня наша партия готова принять власть, поскольку есть все те кадры, которые необходимы сегодня для государства, которые бы работали на уровне для подъема экономики, оздоровления социально-экономической ситуации, т.е. все это есть. И мы в открытую говорим, что мы готовы. Соответственно, в этом направлении и готовимся к выборам. А как иначе по-другому? По-другому нельзя. Та партия, которая уходит в окопы, это не партия. Партия должна всегда быть вне окопов, а выше их и с народом взаимодействовать, решать их задачи. Тогда люди увидят все это. Во-первых, у нас есть набор, сегодня наша фракция выдвинула закон (и он был принят) для размещения производительных сил. Это очень важный закон. И ряд других направлений законов, которые были приняты в части по улучшению социально-экономической ситуации, также были от нашей фракции. В этом направлении мы работали. В Государственной думе партия в этом направлении работала и будет работать. У нас разработаны промышленные программы, программа по выводу сегодня из той тупиковой ситуации, которая возникла. Она есть и она была разослана всем губернаторам Российской Федерации. Геннадий Андреевич очень четко охарактеризовал тот бюджет, который сегодня предлагается принять в 2016 году. Там очень четко все расписано. В то же время, наша партия не только критикует, но и предлагает реальные условия, которые сегодня могут вывести страну и поднять ее с колен, на которых сегодня мы оказались в связи с теми санкциями, которые к нам приложили; предлагает прямые меры. Это все есть.