Директор Калужского областного драматического театра Александр Кривовичев рассказал корреспонденту ИА «Калужские новости», чего же ждать калужанам в новом театральном сезоне, а также поделился своими планами на будущее и вспомнил, как все начиналось.

–Александр Анатольевич, расскажите о планах на предстоящий театральный сезон. Каким он будет?

– Планов громадье. Думаю, спектаклей 7–8 мы поставим обязательно. Предыдущий сезон он у нас был с плюсом по зрителям, по количеству спектаклей. Мы надеемся не потерять эти цифры в предстоящем сезоне, не потерять своего зрителя.

Открываемся мы 22 сентября спектаклем «Безымянная звезда», который ставит Виктория Печерникова – молодой московский режиссер. Она уже ставила спектакли в нашем театре на малой сцене, теперь вот ставит на большой. Спектакль практически готов. Параллельно мы репетируем спектакль «Филумена Мартурано» Эдуардо де Филлипо, который выпустим 20 октября. Его ставит известный калужанам режиссер Анатолий Бейрак. А 24 ноября мы планируем выпустить спектакль по пьесе Максима Горького «Дети солнца», который будет ставить Владимир Хрущев. Спектакль посвящен 150-летию со дня рождения Максима Горького, и мы надеемся, что либо получим грант, либо поедем на фестиваль с этим спектаклем.

Сейчас ищем комедию, которую должны будем поставить. Пока еще не нашли, но есть уже несколько вариантов. А к новогодним праздникам мы традиционно поставим детскую сказку, в этом году по мотивам произведений Пушкина, ее так же поставит режиссер Анатолий Александрович.

Далее в феврале мы должны поставить «Хануму». Ставить будет Петр Орлов, который поставил «Пять вечеров». А дальше пока несколько названий, которые мы держим в секрете, так как они еще не утверждены.

Надеюсь, что летом мы поедем в Севастополь на гастроли, но это если бюджет позволит. А так, обязательно будем ездить по области, показывать свои спектакли в Обнинске, Перемышле, Козельске и других городах.

– А как насчет изменений в актерском составе?

– Труппа у нас практически не изменилась. Ничего экстраординарного. В этом плане у нас все стабильно, порой мне кажется, что даже чересчур стабильно. (Смеется.) Новичков нет. В академический отпуск уходила Ирина Якубенко, в этом сезоне она вернулась. Некоторое время проработав в Кировском областном драмтеатре, вернулась потому что нет театра лучше, чем наш. Так она сказала.

– Думаю, никто в этом не сомневается.

– На самом деле многие сомневаются. И для того чтобы понять, нужно просто уехать. Вот она уехала – поняла, Костя (прим. Константин Солдатов – главный режиссер Кировского областного ордена Трудового Красного Знамени драматического театра им. С.М.Кирова.) уехал – понял. Там оказывается все по-другому: все, что есть у нас тут – там этого нет. А все привыкли считать, что так и должно быть. Поэтому это хорошая школа. Думаю, что нужно всю труппу время от времени куда-нибудь отправлять.

– Я так понимаю, что Анатолий Бейрак больше не главный режиссер театра?

– Мы не продлили с ним контракт и все. Он будет задействован на разовых постановках. Это естественный процесс. Театр все время должен двигаться, он не должен стоять на месте. Анатолию Александровичу всяческая благодарность за тот год, который он с нами провел, и за то, что продолжает ставить спектакли. Я думаю, у него нет на нас обид, ведь все было договорено заранее. Сейчас мы ищем кандидата на должность главного режиссера, и Минкульт нам в этом активно помогает.

– А есть уже какие-то конкретные кандидаты?

– Кандидаты есть. Сейчас они ставят спектакли, а дальше будем смотреть. Как поставил спектакль. Как с труппой… Это же по «группе крови» нужно определять. Бывает, что поставил хорошо спектакль, а с актерами общий язык не нашел. Ведь что такое главный режиссер? Это творческий лидер, который должен за собой увлечь, но при этом еще и каждодневно заниматься чиновничьей работой: администрировать, общаться с людьми, решать какие-то проблемы.

– Расскажите, на сколько это возможно, про финансирование театра. Область помогает?

– Области большое спасибо, прежде всего Анатолию Дмитриевичу, потому, что он к театру очень хорошо всегда относился и относится. Спасибо большое Министерству культуры и туризма области, которое не урезает нам бюджет. Финансирование остается на том же уровне, были, конечно, федеральные урезки, но это уже…(Разводит руками.) Театр зарабатывает столько же, сколько получает от области. Поэтому мы работаем очень хорошо.

Кстати, уже работают все кассы, и я призываю всех покупать билеты. А то потом опять будут звонить мне и говорить: «Александр Анатольевич, билетов нет».

– Да, купить билет на спектакль – большая проблема.

– Так это наша задача. В театре и должно быть отсутствие билетов. Значит, зритель любит театр, значит, хочет в театр. Я надеюсь, что в этом году мы не потеряем своего зрителя.

­ Сейчас в Калуге проходят съемки сериала «Морозова». Снимаются ли там актеры театра?

– Честно говоря, даже не знаю. Они регулярно в чем-то снимаются. Время от времени в театре проходят разные кастинги. Мне часто звонят киношники и говорят: «можно у вас отсмотреть актеров?» И слава Богу! Потому что это реклама театру, и многие наши актеры во многих фильмах сняты. Взять, например, «Ворошиловский стрелок», где было очень много наших актеров задействовано. Этот фильм  в свое время дал новый толчок интересу к театру – люди приходят в театр посмотреть на актеров, снимавшихся в кинокартине.

– Директор театра, депутат. Сколько часов Вы работаете, чтобы все успевать? Что Вами движет?

– Когда занимаешься любимым делом, то часы не считаешь. И потом, не всегда сидение в кабинете – этот работа. Я как-то никогда по этому поводу не заморачивался. Мне кажется, что сейчас я даже меньше времени трачу на решение проблем, чем раньше. Раньше просто решение некоторых проблем отнимало больше времени: я был неопытен, не знал, как и что. Сейчас просто уже знаю многие проблемы в лицо и, например, могу решить проблему за один звонок, которую раньше я решал месяц.

Не знаю. Я никогда не жаловался на какую-то хроническую усталость. Потому что моя работа – это, во-первых, общение с интересными людьми, во-вторых, безумный заряд эмоций, получаемых от воплощения идеи в жизнь. Мне никогда не было скучно на работе. Мне никогда не было не интересно. Такая работа – директорство – и я сам ее выбрал.

Заложник этого здания, этого театра, но это мое  «добровольное сумасшествие». (Смеется.) Это никуда не денешь. И вроде пока справляюсь. Кто-то считает, что плохо справляюсь, кто-то – что хорошо. По-разному. Конечно, когда-нибудь наступит время, и надо будет уходить, выращивать огурцы.

Всегда хочется двигаться. Если ты только тормознулся, тогда ты начинаешь умирать. Пока, я надеюсь, у нас еще есть движение. В депутатстве тоже самое. Если ты сделал что-то хорошее, то ты получаешь удовлетворение, а если ты не получаешь удовлетворение, то это не твоя работа. Так я думаю

– Вы всю жизнь проработали в театре, начиная электроосветителем...

– Да, 47 лет.

– И с 2000 года занимаете должность директора. Все время вперед. А не было желания сменить сферу деятельности?

– Был момент, кода я захотел все бросить и уйти в бизнес. Я думаю, у меня бы получилось. В этом я не сомневаюсь. Но потом я просто подумал: мне жалко того, что я вложил в этот театр. И потом я же отвечаю за людей. Каждый день приходят люди, которым нужно помочь, сделать что-то, даже если это и не относится к твоим обязанностям.

Есть очень много хороших людей, которые преданны, верны этому театру. Куда этих 200 человек девать? Нет, пока я об этом не думал, да наверное уже и не подумаю.

– С какими проблемами успели столкнуться за время работы?

– Вернувшись сюда после института и 5 лет жизни в Петербурге, я был буквально нашпигован идеями. Всячески пытался эти идеи воплотить, и сталкивался с жутким сопротивлением. Но я шел, шел, шел. Я делал все с нуля… даже хуже, когда начинаешь с нуля, все проще, а вот когда приходится ломать старые устои – это гораздо сложнее. Надеюсь, что и благодаря мне в том числе, постановочная часть в театре, когда я был ее руководителем, была одной из лучших постановочных частей в России.

Повторюсь, я сам выбрал такую работу. А значит надо работать. Надо стремиться к чему-то большему, идти только вперед и не раскисать. Я, например, каждое утро делаю зарядку, обливаюсь холодной водой. В общем, стараюсь держать себя в форме в отличие от многих наших актеров, которые быстро толстеют.

– Ругаете их за это?

– Ругаю, конечно. Потому что ну как не ругать? Тело актера – это его рабочий инструмент. Как, например, хороший столяр не будет работать тупой пилой. Так и здесь. Если у актера организм разбалансирован, не натренирован, то, как он на сцене сможет, например, шпажный бой провести или станцевать. Я понимаю, что не все герои любовники, но все должны к этому стремиться. Хочется, что бы они трудились. Тренажерный зал уже им сделали, массажных кабинет – не ходят. Ленятся. А так среди них очень много талантливых людей, которых я очень люблю и уважаю. И когда они выходят на сцену, я прощаю им многое, потому что тогда они преображаются.

– Вы в свое время приложили руку к тому, что наш театр вошел в десятку лучших театров России, к созданию «Ассоциации старейших театров России», реставрация здания Калужского драмтеатра произошла благодаря Вам. Какие еще грандиозные планы намечаются?

– Грандиозных планов много. У меня до сих пор не реализована идея скверика поцелуя. Есть еще, как мне кажется, очень интересная задумка, которую я очень бы хотел воплотить – это буквы «КАЛУГА» на склоне Центрального парка культуры и отдыха. Было бы здорово к юбилею города установить светящиеся буквы высотой метров по 7,5, потому что склон, будем говорить прямо, довольно таки лысый. И как буквы «HOLLYWOOD» они бы стали брендом нашего города. Причем уже есть проект, и даже варианты исполнителей, но тут нужны бюджетные деньги. Я понимаю, кто-то скажет: «Фу, зачем деньги на это тратить?». Но это было бы на века. Так же, как памятник Циолковскому, который является своего рода символом города. Ну, правда, мы тратим столько денег, что бы, допустим, построить здание, а потом его снести. А тут поставить на все времена.

Сейчас у нас есть идея сделать «Ассоциацию театров малых городов Калужской области» что бы собирать их здесь, и в ИКЦ, проводить семинары, репетиции, читки сценариев, привозить спектакли. Вот это хочется сделать, что бы повышать уровень этих театров. Мюзикл хороший хочется поставить. Много чего хочется.

В следующем году хочу обязательно покрасить здание, потому что оно уже выгорело. Теперь вот буду пытаться найти деньги. Надеюсь, что получится. Гастроли за границу хочется организовать, но сейчас пока тяжело с финансами, но все равно надеюсь, что нас пошлют… не туда, а за границу.

Расскажите нашим читателям какой-нибудь интересный факт о себе.

– Забавных фактов было много, на отдельное можно интервью можно набрать. (Смеется.) Моя жизнь – сплошная череда интересностей. Например, встреча с Пьером Карденом. Я с ним общался, не скажу, что мы подружились, но у меня после встречи остались достаточно теплые воспоминания о нем. Такое, наверное, потомкам не стыдно рассказать. У меня есть пиджак с его афтографом, так что я являюсь владельцем единственного в мире пиджака с автографом кутюрье. Много было в моей жизни интересных людей, с которыми общался, особенно актеров.

– Александр Анатольевич, каково Ваше жизненное кредо?

– Один час хорошей работы повышает тонус гораздо выше, нежели целый месяц стенания по поводу того, как тяжела жизнь. Вот и все. Я не люблю людей, которые все время скулят, как им тяжело, и при этом ничего не делают, что бы стало лучше. Поработайте часок, и все пройдет.

Я не говорю, что работа – это главное в жизни, но это неотъемлемая ее составляющая. Важно выбрать такую работу, что бы она тебе нравилась, что бы просыпаясь утром, ты шел на нее с удовольствием. И именно этого я всем желаю.

 

Беседовала Ксения Юдина.