Главный редактор ИА «Калужские новости» побывала в Боровске, прошлась по историческому центру города, и поговорила с местными жителями, чтобы составить свое мнению относительно ситуации, сложившейся там в связи со сносом старинных домов.

Напомним, 13 и 14 октября в Боровске в рамках федеральной программы сноса ветхого жилья начался снос старых строений, некоторые из которых носили признаки памятников культуры. В «расстрельный список» попали 17 старинных строений с аутентичными фасадами, большинство из которых находятся в исторической части города.

А теперь вернемся к поездке.

Конечно, в первую очередь я побывала на месте уже снесенных домов на улице Ленина, 42, а также на Володарского, 31 и Володарского, 29

 

Ленина, 42

Володарского, 29 и Володарского, 31

Затем на законсервированных на зиму объектах. Напомним, консервация домов проходила 20 октября, тогда активисты вместе с властями заколотили окна и двери расселенных объектов, чтобы в них не поселились бомжи, и за зиму дома не развалились окончательно.

 

Володарского, 11

Калужская, 30

Калужская, 51

Кроме нашумевшего списка мое внимание привлек огороженный участок на Володарского, 1. Как рассказали местные жители, дом под таким номером был снесен три года назад. Тогда администрация города уверила боровчан, что на месте расселенного аварийного, и потому опасного дома будет возведен новый дом с точно таким же фасадом. Однако, прошло три года… На пустующем участке образовался рынок, а на справедливое возмущение горожан, администрация только разводит руками и говорит, что денег на строительство, увы, нет.

 Володарского, 1

«Почему надо было начинать снос с домов в самом центре, – возмущается местный житель Михаил. – Почему было не начать сносить бараки на Берникова, 90 или, например, сараи на Степана Разина? Снесли бы сначала их, построили на освободившемся месте что-то стоящее».

 Циолковского, 11

«Администрация говорит, что у них нет денег на восстановление этих домов, – отмечает в разговоре Вячеслав. – Но если на реставрацию нет, то откуда они возьмутся на строительство?»

Но есть и те, кто поддерживает снос домов. Дело в том, что дома из списка были расселены год назад, а всем хорошо известно, что у нас становится с пустующими зданиями. Практически сразу в них выбиваются стекла, выламываются двери, и аварийный дом становится притоном для наркоманов и бомжей, пройти мимо которого и днем-то страшно.

«Вы не представляете, какой запах стоял на улице, пока дом возле фонтана «Девочка с зонтиком» не снесли», – пожаловалась Елена.

Конечно, есть в Боровске прекрасный пример реставрации дома предпринимателем. Так произошло с домом, в котором в свое время останавливался Наполеон. Инвестор полностью отреставрировал строение, после чего сделал в нем гостиницу.

Но таких примеров, к сожалению, в Боровске раз, два и обчелся. Исторический центр в Боровске – это не улочка для туристов, где все чистенько и цветы на окнах. Это старые ветхие строения с удобствами во дворе и другими прелестями сельской жизни типа кур, уток и свиней. Ни один инвестор не захочет вкрадываться в реставрацию дома, если соседями его ресторана или магазина будут куры и полусгнивший туалет бабы Нюры.

А в остальном российская глубинка прекрасна в своей самобытности. Ее надо оберегать, но делать это надо как-то так, чтобы и современные жители не страдали. А как это все сочетать, пусть думают в правительстве, иначе, зачем оно вообще тогда?

главный редактор Ксения Юдина