В Международный женский день «Калужские новости» рассказывают о замечательных успешных женщинах региона, которые исполнили свою мечту. Одна из них - Лилия Галиева, директор детского лагеря "Детская дача", бизнес-тренер, специалист по ассессменту. 

- Лилия Ришатовна, вы с детства мечтали просто заниматься детьми, или шли учиться в педагогический именно для того, чтобы работать в лагере?

- С детьми. Хотела быть учителем в детстве, хотела обучать чему-то. Лагеря – это было позже.

- Был ли какой-то переломный момент или человек, который направил вас, что-то сказал такое, после чего вы поверили в свой путь?

- Я начну, наверное, разрушать легенды успешных людей. Но на самом деле не было и, возможно, не бывает какого-то конкретного переломного момента, как в кино, когда кто-то свыше говорит, что у тебя есть предназначение и ты должна идти этим путем, и ты все бросаешь и начинаешь все с нуля, по-другому. Я училась в МЭШДОМ, а после, когда уже была студенткой университета, мне предложили поехать в лагерь вожатой. Оттуда началась моя лагерная тема, но она появилась и из лагерей МЭШДОМ, в которые я ездила, когда была подростком, и из педагогического училища и из университета. Все просто сошлось друг с другом.

- А сейчас пришли, куда хотели?

- Нет, думаю, еще нет.  Я точно еще в пути, в поисках ответов на многие вопросы. Просто на мой взгляд, идея, мечта, она появляется именно, когда ты что-то делаешь, творишь, работаешь, а не так, что посидел недельку, две, месяц, год и вот пришла к тебе мечта и исполнилась. Она не падает с потолка, она появляется из того, что ты делаешь, чем занимаешься. Надо пахать, пахать и пахать.

- Как вы пахали?

- С удовольствием. Вот это – обязательно. К успеху нужно идти только с удовольствием. Это есть элемент формулы успеха. А что касается самой формулы… ее очень трудно сформулировать. Может, ее и нет.

- Если к вам пришла девушка с горящими глазами и говорит: что нужно делать для успеха? Какой совет вы дадите?

- Даже и не знаю, что ей сказать.  Потому, что так случалось, что сама я не искала успеха, не искала себе работу. Моя работа меня находила сама. На какие-то варианты я соглашалась, на другие – нет. Я выбирала что мне было бы интересно. Это история не про деньги, не про комфорт, а именно про интерес. Если ты испытываешь интерес, то постепенно всему учишься и становишься высококлассным профессионалом. И тогда приходят и деньги, и комфорт.

За нагрузку - поощрение

- А какие были трудности? Какие сопротивления?

- Например, для меня сильное сопротивление – это когда надо рано вставать. Для меня это серьезная трудность. Сейчас все реже приходится так делать, у меня гибкий график. Но когда приходится, я придумываю какие-то фишки для себя, чтобы себя замотивировать. Например, позволяю себе вкусно поесть какого-нибудь фаст-фуда в это утро. Это меня стимулирует. Раз я сегодня такая молодец, значит я могу себя побаловать! Но я предупреждаю, что это не всегда работает.

- На самом деле вы лукавите: ведь у вас был переломный момент, когда вы уходили с муниципальной должности практически в никуда…

- Когда тебе становится некомфортно находиться там, где ты находишься, ты начинаешь искать новое. Не могу сказать, что уходила в никуда, у меня была другая работа. Я всегда работала в нескольких проектах – мне так удобно, интересно.  Я не могу сидеть на месте. Мне надо, чтобы было несколько процессов одновременно, мне так кайфово, мне это дает заряд энергии. Поэтому, когда заканчивается один проект, у меня всегда остается какой-то другой. Вот так и получилось – закончилась моя основная работа, остались другие проекты. Поэтому переход был болезненным, но нельзя сказать, что «в никуда».

Ассессмент

- И какой же проект у вас остался?

- Я бизнес-тренер, работающий в сфере ассессмента – оценки персонала. И это меня поддерживало, давало возможность выдохнуть. Тем не менее, уход был очень тяжелым эмоционально. Я отдала много сил, времени и энергии организации детского отдыха, я научилась это делать хорошо, на высоком профессиональном уровне. А тут эта работа закончилась. И я даже выдохнула, думала, все, наконец-то, полностью уйду в бизнес-тренерство и больше никогда не вернусь в сферу детских лагерей. Думала, все, не буду круглосуточно заниматься лагерями, находиться в лесах, корпусах, бегая за детьми и за вожатыми. Но оказалось, что не могу я без лагерей. И прошло несколько месяцев, и появилась идея уникального формата детского лагеря дневного пребывания - «Детской дачи».

Но и тренерская моя деятельность осталось со мной. Я продолжила работать в крутой питерской компании, которая проводит оценку персонала, тренинги, массовые корпоративные мероприятия для крупных компаний. У нас хорошие тренеры есть во всех уголках страны. Это, в том числе, и огромные Потанинские проекты, на которых работает до 25 тренеров одновременно. Благодаря этой работе я облетела 64 города. Не была только на Камчатке.

Третья роль, которая первая

- Кто вы сейчас?

- На первый план у меня вышла роль, которая долго была несколько задвинута: я мама одиннадцатиклассника. Мне очень хочется поддержать ребенка, который волнуется из-за ЕГЭ, поступления. Мой сын и его одноклассники, они очень -очень переживают, что не сдадут, не поступят. Сейчас мы очень много стали общаться – намного больше, чем раньше. И мне однозначно это  нравится.

Кто же я еще? Я специалист в сфере оценки персонала, тренер. Это на втором месте.
На третьем сейчас – я директор лагеря, хотя, может быть лучше назвать – «организатор лагерной тусовки».
Но все эти роли, они постоянно меняются местами. Сегодня я готовлюсь к тренингу, значит это выходит на первый план. Завтра мы продумываем программу лагеря – отлично, значит завтра я в первую очередь директор своего агентства.

Тусовка

- Детский лагерь – это так интересно! А как там все устроено? 

- Самое главное – это организовать весь процесс. Лагерь – это прежде всего атмосфера. Чтобы она появилась, особая атмосфера, надо найти людей, которые будут ее создавать. Это вожатые, воспитатели, игротехники. А потом надо научить их, создать из них команду. 

- Как это сделать?

- Только своим примером. Я могу чувствовать лагерь. Пройти по лагерю, и точно сказать, в каком отряде поссорились вожатые. Это не опыт, это какое-то ощущение. Интуиция. Потом я могу проанализировать, но сначала все на интуиции. Я ощущаю лагерь, как живой организм и понимаю, как им руководить.

- Это какое-то специальное руководительское ощущение? Какими качествами должен руководитель обладать?

- Я не назову, наверное, набора качеств. Для каждой компании это разный набор, это правда, это я как ассессмент-специалист говорю. Для кого-то достаточно быть лидером и вести за собой, для меня важно вовлечь человека в мое ценностное поле. Чтобы он понимал меня и жил теми же установками, которые я транслирую. Если для меня важно не допустить, например, даже намека на буллинг среди детей, значит и вожатые также должны не допустить даже намека….

Еще одно качество очень банальное. Но это так: нужно брать на себя ответственность. Нельзя говорить, что они такие бестолковые, не сообразили. Для меня это: я не объяснила, я не проконтролировала. Их ошибки – это не чужие для меня ошибки. Это ошибки моих сотрудников. Я их возьму на себя, потому, что мне все равно с ними разбираться.

- За какие качества вы возьмете человека на работу?

- Я всегда говорю: мы должны друг другу понравиться. У меня, когда идет смена, бывает от 30 до 50 подчиненных. Это не очень много. Какие качества… Надо быть на одной волне, хотеть одного и того же – сделать лагерную смену незабываемой, лучшей, интересной.

- Может быть, любить детей?

- Да это бред. Не надо любить детей. Надо уметь с ними работать. Можно их любить, вот тут они рядом бегают, я их так люблю, но я не знаю, как к ним подойти. Дело-то не в этом. Надо уметь их понимать, занимать, придумывать, видеть, что с ними происходит, чувствовать, что им сейчас необходимо. Вот это надо уметь делать вожатому. Любить детей – это просто распространенная стереотипная фраза.

День на природе

- Расскажите про внутреннюю кухню «Детской дачи». Ведь это такой интересный и непосредственный проект, которого в Калуге не было…

- Я сама по себе трусиха. И для меня начать какой-то глобальный новый проект – это очень страшно. Поэтому это был не очень глобальный проект. Из моего большого опыта я понимала, что родители попросту боятся своих маленьких детей, которым по 7-9 лет, отпускать в лагерь на 21 день с ночевкой.  Для младших школьников это действительно бывает тяжело. Но летом-то их надо куда-то девать. Родители работают, и когда дети дома одни – это все время бояться, что что-то случиться, что они весь день перед телевизором или компьютером, переживать, что они летом не на природе, а в городе. Мы придумали такой формат, чтобы вроде был и лагерь, но вечером дети дома. Поэтому утром мы собираем ребят, отвозим в настоящий лагерь – мы снимаем несколько комнат в корпусах «Орленка», а вечером возвращаем их обратно к родителям. А в течении дня они будут учить кричалки, как в лагере, ходить в столовую, бегать, играть на природе, готовить отрядные мероприятия, участвовать в играх, квестах, днем у них будет «тихий час» - все, как в настоящем лагере.  

В отличие от традиционного лагеря, где на 30 человек всего два вожатых, у нас в отряде 12 человек, на них два вожатых и один воспитатель. Они все время заняты, что-то делают, перемешиваются и ротируются. Когда маленький отряд и много вожатых можно позволить себе быструю и интересную смену деятельности. Это не детская площадка и не школа, где надо заниматься. Это лагерь. Правда, вожатые грустят, когда вечером ребята уезжают, они очень хотят продолжать общение и жалеют, что детей нельзя оставить на ночь. А вот для родителей это, конечно, спокойствие: ребенок находится в лесу, не находится в городе, занят, накормлен, под присмотром. А вечером – он дома, он что-то рассказывает родителям, постоянно что-то везет: поделки, букетики, землянику… Это тот самый формат, который нужен для детей и родителей, и нам получилось его подготовить и реализовать.

Что самое удивительное, у взрослых тоже есть запрос на такой лагерь, и я уже начала об этом задумываться.

- Как связаны ваша работа с очень большими людьми и работа с очень маленькими людьми?

- Они связаны. Работа тренером очень повышает мой кругозор и меняет в лучшую сторону формат работы. С другой стороны – работа в лагере повышает мои возможности придумывать новые бизнес-тренинги, бизнес-игры для работы в ассессменте.

- Считаете ли вы себя супер-успешной женщиной? И если нет – что должно случиться, чтобы стали считать?

- Я подумала о том, что я не хочу называть себя супер-успешной женщиной. Я хочу делать то, что мне нравится; хочу учиться чему-то новому и хочу осуществить еще несколько проектов.