Министр внутренней политики и массовых коммуникаций Калужской области Олег Калугин в интервью ТК «ТелеТула» рассказал о создаваемом туристическом бренде, который объединит Калужскую и Тульскую области.

- Озвучена идея создания общего культурного бренда между Калужской и Тульской областями, объединяющего Великое стояние на Угре и Куликовскую битву. В чем его особенность?

- Сейчас как раз и Куликову полю и Владимирскому скиту нужно объединить свои усилия и в плане смыслов. Проект называется «Великое русское столетие», «Русская колыбель», потому что, как известно, в 1380 году была одержана первая серьезная победа над игом -  Дмитрий Донской на Куликомо поле, собрав русское войско, одержал победу. В 1480 на берегах Угры в итоге великого стояния на Угре Россия обрела независимость, как фактический так и формальный суверенитет. Сами символы 1380 г. и 1480 г. Я думаю, что это выглядит исторически верно, красиво математически ровно. У данного проекта есть будущее. Продолжим эту работу более интенсивно. И Куликову полю и Владимирскому скиту необходимо это объединение, и тогда возникнет синергия. На Куликовом поле сейчас открылся большой комплекс. Он открылся не как самоцель, а для привлечения туристов. Владимирскому скиту тоже нужны туристы, сейчас там будут  открывать музей Ивана III. Возможно он будет мультимедийным по типу одного из павильонов на ВДНХ «Россия – моя история». Скорее всего так. Это будет интересно, современно и вся необходимая историческая фактура будет присутствовать.

- Чем объясняется ценность этого проекта?

- Во–первых, это важно с воспитательной точки зрения, это патриотика, это истоки русского государства. Как правильно было сказано Мединским, на Куликовом поле была одержана не только великая победа, но и родился русский народ. Потому что все русские воины, пришедшие туда, осознали свое единство. А на Угре родился русский суверенитет. Эти смыслы необходимо объединить. Что касается экономики, мы создаем две мощнейшие точки туристического притяжения. Это плюс для экономики обоих областей. Тем более, и туляки и калужане придают большое значение туризму. Поэтому это рационально, и с точки зрения патриотического воспитания, и с точки зрения экономики. Есть огромный потенциал. Эти культурные точки подтягивают за собой и стройку, гостиницы, ресторанный комплекс, сувенирную продукцию. Здесь развивается сразу несколько секторов экономики. Ведь современная экономика должна быть многоукладной, уровень диверсификации должен быть достаточно высоким. И туризм - это один из прорывных секторов, который нужно развивать как тулякам, так и калужанам.

- На фоне нынешней ситуации в стране, вы развиваете такой масштабный проект. Наверное, другие регионы завидуют? На какой стадии реализация проекта?

- Что уже сделано. Данная идея уже поступила в информационное поле Тульской и Калужской областей. Калужские газеты уже показывают культурные памятники - центры туристического притяжения в Тульской области. Тульские коллеги делают соответствующие материалы про калужский центр туристического притяжения, культуры. Многое из того, что мы начинаем, должно вызреть. Работа в информационном пространстве является базовой. За этой работой, я думаю, последуют определенные управленческие решения договоры на горизонтальном уровне. Это неизбежно. Что касается вопроса о зависти. Как говорят, зависть двигатель прогресса. Зависть – это не двигатель  прогресса,  а очень нехорошее качество. Двигатель прогресса – это сотрудничество. Мы должны совместно достичь того синергетического результата, который обогатит Тулу и Калугу. Можно построить какой угодно мощный комплекс, но если не насытите его туристами и потребителями, то это будет просто камни.

- Каких результатов вы ожидаете от продвижения этого бренда?

- Туризм тянет за собой сразу несколько секторов экономики. Маршрут досконально еще не просчитывался, сейчас находимся на стадии просчетов по калужской линии. Но, однозначно, проект даст одни плюсы. Это мегапроект, который принесет и в экономике, и в смыслах, и в брендах очень много плюсов. Тула сейчас динамично развивающийся регион, Калуга тоже. На стадии двух региональных развитий как раз такие амбициозные проекты  и надо реализовывать.

- Как определялись территории точек проекта?

- Я по первому образованию историк. Я верю фактам и источникам. Источники показывают, что это было и было именно там, как на Куликовом поле и стояние на Угре черным по белому написано, что было в том месте в Калужской области именно на том участке Угры, на  котором находится Владимирский скит и, естественно, на другом берегу тоже происходило. Места и точки указаны источниками.  Все остальное – досужие вымыслы, тратить на них время не хотелось бы. По поводу Великого стояния на Угре. Парадоксально, но почему великое событие отмечено в учебниках несколькими фразами. Почему великое событие, которое признавалось и в дореволюционное и в советское время как ключевое событие, не нашло отражения или воплощения в памятную дату или праздник. Вот это вопрос дискуссионный и очень интересный. И Карамзин называл Великое стояние триумфом российской государственности. И в Большой советской энциклопедии черным по белому написано, что итогом Угорщины стало приобретение не только фактического, но и формального суверенитета. Почему это не имело массово популярного значения, непонятно, надо анализировать. Мое мнение,  почему Угра не вошла в учебники более серьезным текстом, наверное, здесь есть определенные ответы из психологии – массовое сознание. Какое великое событие? Когда тысячи на тысячи, море кровищи, масса трупов, победителей не судят, все это выстраивается в психологический ряд, как голливудский фильм. На Куликовской битве это было. В процессе Великого стояния на Угре этого не было, там были жертвы, там было стояние в плане «противостоять» «стоять насмерть». Но таких массовых акций, которые мы сейчас называем генеральное сражение, но такой термин к той эпохе не применим. Так сказать, ее было экшена. Но это еще больше оказало влияние на судьбу России, чем другие события. Суверенитет родился, когда хан Ахмат потерпел поражение на Угре, потому что он ушел. Не было генерального сражения, но это было поражение – он ушел. Куда он ушел – в разоренный сарай. Кто разорил сарай? Отряд Ноздреватого вместе с крымским царевичем, который пришел на службу Ивану III. Кстати, многие иностранцы об этом и пишут. Известный русофоб Карл Маркс пишет про удивление Европы, что после стояния на Угре вдруг появилась огромная империя. Результаты Великого стояния нужно переосмысливать и нужно их символизировать в праздничные памятные даты. Об этом нужно писать больше литературы,  снимать фильмы. Кстати, переговоры о съемках фильма мы уже ведем. Переговоры трудно идут, потому что это финансовые вопросы. Но, тем не менее, мы будет это и дальше культивировать. 

- В чем актуальность данной темы?

- Тема великого стояния на Угре переосмысливается еще и потому, что и Россия и мир живут в других условиях, чем жило еще несколько десятилетий назад. Суверенитет, который родился на Угре, ценен сейчас. Сейчас эпоха глобального мира. Что таккое глобализация? Главная ее суть в том, что транснациональные корпорации, международные организации потихоньку отбирают суверенитет у национальных государств. Поэтому проблема суверенитета в эпоху глобализации мира является ключевой.  Не только для России. Посмотрите, что творится в европейских странах. В странах третьего мира. Поэтому суверенитет это ключевое понятие, ключевая ценность. А на Угре как раз приобрели суверенитет. Мы сейчас эти события пересматриваем в контексте современности. В советское время на суверенитет не было необходимости делать ставку. Кому могло прийти в голову, что Советский Союз не имеет суверенитета на своей территории? Он имел суверенитет и на других территориях, как супердержава. Кому могло прийти в голову, что Российская империя не имеет суверенитета? Да никому. Потому что не было глобализационных процессов. Сейчас, когда мы живем в глобальном мире, это тема номер один для любого государства. Поэтому актуальность растет.