Реформа ЖКХ продолжает собирать свои жертвы по стране. Программы капремонта создают обширное поле для разработки «серых» механизмов получения прибыли.

В Калуге при замене лифтового оборудования по программе Фонда капремонта жильцы многоэтажки случайно обнаружили коррупционную схему.

Инспекция ОНФ

На качество новых лифтов жильцы панельной многоэтажки на Суворова, 31 пожаловались в Народный фронт. Активисты регионального отделения ОНФ провели инспекцию по указанным адресам и выяснили ряд любопытных фактов.

Надежность крепления внутренней обшивки лифтов оставляет желать лучшего, освещение на площадках перед ними отсутствует. Ширина дверных проемов кабины не соответствует техрегламенту. Вход в лифт настолько узкий, что не позволяет заехать в него на инвалидной коляске (а в доме живет инвалид).

«В соответствии с ГОСТом инвалидная коляска при полной раскладке имеет ширину до 80 см. Однако ширина проемов лифтов, замененных в 2017 г., составляла 65–70 см. И некоторые инвалиды столкнулись с тем, что просто не смогли въехать в новые лифты. Кроме того, регламент оговаривает, что кабина должна оборудоваться по крайней мере одним поручнем. Его расположение должно облегчать пользователю доступ в кабину и к устройствам управления. Мы же фиксировали, что поручни закреплены не на боковых стенках, а на задней. Исходя из этих фактов, сделан вывод, что права людей с ограниченными возможностями, по сути, не учитывались», – сообщил член регионального штаба ОНФ в Калужской области Олег Потапов.

Во время рейда инвалид на коляске минимальной ширины (60 см) поднялся  на новом лифте на пятый этаж и застрял – кнопка спуска не сработала.

А собственники дома, бывшие строители, обратили внимание на важный факт - паспорта на лифты не вполне им соответствуют.

Нестыковка

Заводские номера на установленных лифтах  не  совпадали с указанными в их паспортах.

Так, в паспорте на грузоподъемную машину значится заводской номер: «МЛ-368-17»,

 тогда как на кабине самого лифта стоят совсем другие цифры: «№ 227339».

Именно нестыковка в номерах и заставила актив дома разобраться в документах. Выданные паспорта оказались, мягко говоря, странными. В них не указано ни размеров кабины, ни ширины дверей. А вместимость, прописанная в документах и на самих лифтах – 5 человек, вовсе не соответствует действительности. Внутри с трудом помещается 4 человека средней комплекции.

Трехсторонний договор о замене лифтового оборудования был заключен между городской управой Калуги, региональным Фондом капремонта и подрядчиком – обнинской компанией ООО «РусЛифт». Причем компания-подрядчик сама лифты не производит, а, согласно данным «Коммерсант Картотеки», занимается ремонтом машин и оборудования.

Как следует из информации, размещенной на сайте Фонда капремонта Калужской области, договор на замену лифтового оборудования в доме №31 на ул. Суворова фонд подписал с ООО «РусЛифт» в конце 2016 года. Цена договора: 5 651658 руб.

Однако и сам документ, и информация о проведении электронного аукциона на заключение данного договора отсутствуют.

Всего в пятиподъездном доме на Суворова поменяли 3 лифта марки ЛП-0400-010РЛ-Т: два из них обслуживают 9 этажей, один – 7-этажку. При этом взносы за лифты платят жильцы всего дома, даже те, у которых их вовсе нет.

Стоимость одного лифта по договору, утверждает глава дома Юрий Гречкин, обошлась жильцам в среднем в 1млн 200 тыс. руб. На эту цифру он вышел, разделив сумму, указанную в смете, на 3 лифта.

В ней прописано, что цена лифтового оборудования вместе с оборудованием диспетчеризации в трех подъездах составила 3 721 717 руб. Из этих денег 2 061 568 руб. ушло на 2 лифта на 9 остановок и 993 567 на один лифт на 7 остановок + 23 100 руб. за оснащение диспетчерской = 3 173 574 руб.+ 18% НДС). В среднем получается 1 240 000 руб. за один лифт.

 

И тут выясняется самое интересное – стоимость указанных лифтов на предприятии подрядчика ООО «РусЛифт-Обнинск» не превышает 3 048 058 руб.

В телефонном разговоре с Юрием Гречкиным коммерческий директор «Руслифта» сообщил, что грузоподъемную машину на 9 остановок указанной марки в 2017 году продавали за 870 тыс. рублей, на 7 остановок – за 820 тыс. руб. Если сложить эти цифры и прибавить к ним стоимость оснащения диспетчерской (23100 руб.), то как раз получится указанная сумма (870 000*2 + 820 000 + 23100 = 2 583 100) + 18% НДС.

Более того, недавно тот же коммерческий директор рассказал нам, что на сегодняшний день цена лифта на 9 остановок не превышает 1 млн 100 тыс. руб. Причем за год она выросла на 10-20%. То есть в 2017 году такие лифты стоили максимум миллион.

В поисках правды домовой актив обратился с запросом на один из московских лифтовых заводов, который выпускает машины сходной с установленными в их подъездах модели.

«Завод выслал прайслист на эту марку лифта. Оказалось, что цена на нее меньше той, которую выставили (по смете – ред.)», - комментируют жильцы дома.

В коммерческом предложении от Карачаровского механического завода 2017 года лифт данной модели стоил 1 155 000 рублей.


Выходит, лифты делали на неизвестном заводе, после чего они проходили некую модификацию на обнинском предприятии. Попадая в строительные сметы, машины чудесным образом вырастали в цене, в среднем – на 300 тыс. руб. (1 240 000 тыс. руб. – 870 000\947 000 тыс. руб.).

В данном случае обнинский завод выступал предприятием-прокладкой в сомнительной схеме коммунальщиков. Он закупал машины на каком-то заводе и поставлял их по завышенной цене в Калугу по договору с Фондом капремонта. Очевидно, что на рынке на сегодняшний день точно такие же лифты можно купить дешевле.

Жильцы насчитали завышение сметы по оборудованию в трех подъездах на сумму 673 659 руб. Из сметной стоимости лифтов (3 721 717 руб.) они  вычли реальную цену оборудования, названную финансовым директором «РусЛифта» (3 048 058 руб.).

Но это еще не все. Старые лифты – а это около10 тонн цветного металла - после замены на новые бесследно исчезли. То есть общедомовую собственность, имеющую определенную ценность, кто-то куда-то вывез, не спросив у хозяев. По словам жильцов, решала все управляющая компания, общего собрания собственников жилья по замене и демонтажу лифтов не было.

Неэксплуатируемый лифт можно было бы сдать в металлолом за 70 тысяч рублей. Этой суммы, уверен домовой актив, вполне хватило бы на ремонт подъезда.

В итоге, жильцам предстоит в течение пяти лет расплачиваться за неликвидные лифты.

Добавим, как утверждают жильцы, при замене лифтов была нарушена статья Жилищного кодекса 44.46. Горуправа приняла решение о замене без их согласия. При этом срок эксплуатации одного из лифтов на момент замены еще не вышел.

В масштабах региона

И это только единичный случай. Если посчитать, сколько средств тратится в год на замену лифтов в области, сумма выходит внушительная.

По данным Фонда капремонта Калужской области, всего в 2017 году за счет собранных взносов в Калужской области заменили 169 лифтов в 53 многоквартирных домах. На это потратили более 800 миллионов рублей.

Объем средств, ежегодно направляемых на модернизацию лифтового парка, составляет порядка 25-30 процентов от общей стоимости программных мероприятий по капремонту.

По словам замминистра строительства и ЖКХ области Руслана Маилова, огромное значение придается надежности лифтового оборудования.

***

В апреле 2017 года актив дома на Суворова обратился в прокуратуру и УБЭП с просьбой провести проверку по факту выявленных несоответствий лифтового оборудования и его стоимости. Ответов до сих пор нет.

                                                                                   Автор: Анастасия Ермакова