Наверное, ни для кого не секрет, что многие иностранные компании ушли с российского рынка, в связи с санкциями, введенными в отношении нашей страны из-за событий на Украине. Если говорить именно о Калужской области, то сильнее всего ситуация «ударила» по, можно сказать, гордости нашего региона – автокластеру. Приостановили деятельность автомобильные заводы, а совсем недавно стало известно, что Volkswagen продлил режим простоя. Работники, хоть и получают часть зарплаты, но сидят по домам, производство, что называется, стоит, соответственно, продаж нет, нет и налоговых поступлений в регион.

Но, как говорится, не автокластером единым.… В конце марта крупнейший в мире производитель стройматериалов LafargeHolcim заявил, что уходит из России, а ведь у нас, в Ферзиковском районе, есть их завод, причем работает он довольно давно на калужской земле, с 2014 года. Практически все это время казалось, что заграничный инвестор и регион чуть ли не созданы друг для друга: со стороны Калужской области различные преференции, в том числе и налоговые, квалифицированные кадры и право на разработку месторождения «Борщевское» в Ферзиковском районе. От заграничных гостей же предполагалось получить рабочие места, налоговые поступления и активное участие в социально-экономической жизни региона. Все это в рамках инвестиционного соглашения между компанией и регионом.

На деле это должно выглядеть так. Область сокращает издержки инвестора на строительство, а инвестор берет на себя обязательства по локализации налогов, созданию рабочих мест, соблюдению европейских экологических стандартов. И Калужская область свою часть обязательств выполнила.

Тут важно понять один принципиальный момент: инвестиционное соглашение заключается на основе лицензии на недропользование, которая, в свою очередь, предусматривает ряд обязательств по участию в социальной жизни региона.

В вопросах «социалки» множество неясных моментов. Например, согласно изначальному инвестсоглашению, компания должна была участвовать в социальной жизни региона. Однако изменения в законодательстве побудили Лафарж заменить «Лицензионные соглашения» (речь идет о разработке недр) на «Условия пользования недрами». А «Условия пользования недрами» предполагают выполнение социальных обязательств только на основании особого договора с администрацией Ферзиковского района, однако такого документа нет как и, соответственно, нет теперь и обязательств в сфере «социалки».

Не сказать, что внешне сотрудничество между компанией и областью было совершенно безоблачным. Например, когда Lafarge активно начала разработку Борщевского месторождения, то сделала это без согласованного техпроекта и оформленного землеотвода,  на что тогда обратила внимание природоохранная прокуратура, начав разбирательство. Потом были и сбросы сточных вод в местные водоемы. В общем, как это сейчас модно говорить, экологический след оставлял желать лучшего.

Сейчас же холдинг и вовсе задумал покинуть российский рынок, хотя, глава Ферзиковского района Алексей Волков заявил, что завод продолжит свою работу, несмотря на возможную смену собственника. Однако, смена собственника – дело не быстрое… А громкие заявления об уходе звучат уже сейчас. Так что оставит Lafarge после себя Калужской области? Разрытые карьеры, экологический урон и воспоминания о сладких обещаниях? Ответы на эти вопросы, может быть, удастся узнать в недалеком будущем.