Весной  этого года в Калуге поменялся городской голова. На смену закрытому и строгому Константину Горобцову пришел открытый, современный и деятельный Дмитрий Разумовский. Новый градоначальник готов к быстрым действиям и встречам без галстуков. Сказано-сделано. Разумовский без галстука – в интервью «Калужским новостям».

- Дмитрий Олегович, что за должность такая - городской голова?

- Это сотрудник органа власти муниципального уровня, который представляет интересы муниципалитета перед гражданами и защищает их интересы.

- Вы, наверное, в Википедии это прочли? Нам, скорее интересно, что это такое для вас. Кто лично для вас городской голова?

- Это человек, который решает проблемы жителей. Это лицо, визитная карточка власти – для горожан. Городской голова - к нему все вопросы. А дальше он должен их маршрутизировать, помогать решать. У меня есть рычаги и возможности, а  у сотрудников, которые это должны делать, - необходимые компетенции.

- Когда вам предложили эту должность – как вы отреагировали?

- Если честно, радости большой у меня не было. Я давно в органах власти работаю и понимаю насколько эта работа сложная, насколько она требует вовлечения, самоотдачи, всего свободного времени. А человек я по своей натуре ленивый (смеётся) – как и большинство людей, я думаю. Поэтому, когда увеличивается нагрузка, радости от этого не добавляется. Но вместе с тем я четко представлял, что это работа очень интересная. И я это предложение принял.

- Каким вы приняли город?

- Вы его видите. Он с момента принятия не сильно изменился. На самом деле у меня не было опыта руководства городом – это первое. Второе – для того, чтобы понять, что такое город, надо все-таки некоторое время здесь  поработать. Сейчас я определенную оценку сделать могу, но на период вступления в должность у меня информации было мало.

Сейчас я вижу, что город - это очень сложная система. Где-то есть серьезные недоработки, причем не связанные с работой прошлой команды. Это системные проблемы. Например, капитальный ремонт жилых домов, расселение из аварийного и ветхого жилья… это проблемы не одной Калуги, а многих российских городов. Это земельные участки и, самое главное, коммуникации к ним – для многодетных семей. Проблемы, которые быстро решить не получится.

Но есть проблемы, которые мы стали решать в первую очередь. И я очень рассчитываю, что в эту зиму калужане уже увидят изменения – это все, что связано с уборкой города. Мы сейчас полностью схему перестраиваем. Первоочерёдные задачи любого города – уборка, благоустройство, создание удобной и доступной среды для горожан. И именно их мы будем решать.

- Когда вы пришли в город, вас очень хвалили. Кроме того, ходили упорные слухи, что Разумовский пришел оттолкнуться и повторить карьеру Любимова. Прокомментируете?

- Мне сложно судить о том, что обо мне говорят. Одно могу сказать – я никогда не был карьеристом, не стремился быть ни начальником, ни чиновником. Но так складывалась жизнь. У меня рвения занимать какие-то должности никогда не было. Это я совершенно искренне говорю. Поэтому рассматривать применимо ко мне стратегию того, что я пришел оттолкнуться – не могу. Это не мое кредо. Мне важнее интересная работа. И сейчас мне интересно – гораздо интересней, чем на региональном и федеральном уровне. Я успел и там, и там поработать и могу сравнивать.

- Чем интересней здесь?

- Живее работа, моментальная обратная связь – позитивная она или негативная, и, что тоже очень важно – есть возможность что-то реально менять. Это даже маленькие дела, которые дают незамедлительный позитивный эффект.

- Есть ли у вас долгосрочные планы остаться здесь на 10 лет, например, или, если вам поступит предложение, уйдете на другое место моментально?

- У меня планов переезжать нет. Более того, различные предложения уже не раз поступали по поводу смены работы. Я в Калугу вернулся уже, получается, восемь лет назад, поработав пять лет в Москве. Я здесь живу, мне здесь нравится. Здесь все мои родственники, я здесь и останусь.

- Вы были министром экономического развития и, наверное, не просто так вам предложили должность городского головы… В самой Калуге, не в регионе, будут появляться новые инвестиционные площадки, новые деньги?

- Не сразу. Но мы постоянно ведём переговоры с потенциальными инвесторами, у нас этот вопрос является одним из приоритетных. При этом акцент в своей инвестиционной политики мы делаем на развитии именно городских проектов, городских пространств. Это застроенные территории, та же реновация, вопросы, связанные с привлечением инвесторов в государственно-частные проекты. Вот этим мы занимаемся.

Это купол бывшего рынка, это кинотеатр «Центральный», сейчас мы прорабатываем вопросы, связанные с комплексом ликеро-водочного завода «Кристалл». У меня серьезные планы по поводу вообще изменения городского ландшафта, создания новых точек притяжения в городе. Идея заключается в том, что город как таковой не может бесконечно генерировать добавленную стоимость за счёт размещения новых производств. У него и мощностей таких нет. Территориально он уже ограничен. Поэтому основная задача города – это зарабатывать на горожанах в хорошем смысле, и на туристах. И вот такие проекты мы должны в городе развивать. Создавать новые точки притяжения, делать культурные и событийные мероприятия.

Простой парень с Малинников

- Вы не калужанин?

- Нет, я родился на севере, в Архангельской области, в маленьком геологическом поселке. В конце 80-х родители перебрались в Калугу и вот с 1989 года я здесь. Отучился в школе № 25 на Малинниках, потом – МГТУ им. Баумана, параллельно Академия госслужбы…

- Так вы с Малинников? Как вам район?

- Ну район как район. Когда мы туда попали в 90-х, он был достаточно активным с точки зрения всяких молодежных группировок.

- Вы входили в какую-нибудь?

- Я не входил, я приехал позже – уже пошел в седьмой класс. И не попал ни в одну из группировок, они раньше формировались. Но дискомфорта от этого не чувствовал. Были, конечно, сначала какие-то стычки. Но потом я пошел боксом заниматься, а там ребята были совершенно из разных районов, из разных группировок… В общем стал более комфортно себя в городе чувствовать.

- А сегодня какой микрорайон кажется вам самым критичным?

- Самого проблемного микрорайона, на мой взгляд, в Калуге нет. Правый берег – есть проблемы, но они позитивные, проблемы роста. Молодой, в целом, состав населения – требуются садики, поликлиники, парки. Центр – это проблемы со старым жилищным фондом, капремонтами. Здесь несколько другие горожане. У отдаленных районов главная проблема – это транспортная доступность. То есть в целом в городе каких-то уникальных территорий, которые были бы в запустении, нет. У каждого района есть и свои преимущества, и свои проблемы.

- В центре у нас действительно старый и депрессивный жилищный фонд – одни хрущевки… Как вы, кстати, к реновации относитесь?

- К реновации я положительно отношусь, вопрос в финансировании. Если бы были деньги, мы бы тут же все сделали. Но как сказал один руководитель одного региона: нам еще предстоит построить то, что в Москве сносят в рамках программы реновации. Это шутка, конечно.

Градоначальник - урбанист

- Вы увлеклись урбанистикой, стали посещать лекции архитекторов и урбанистов. В частности, побывали на лекции Ильи Заливухина и Татьяны Полиди о городе и его законах. Что думаете по этому поводу? Будет ли у Калуги мастер-план?

- Мы еще на этой лекции договорились, что мастер-план – это понятие условное. Чего-то конкретного не появится. Даже если назвать мастер-планом все, что уже есть – лучше не станет. Скорее надо поменять отношение к тем документам, которые уже возможно формировать в рамках градостроительного законодательства. Самое главное здесь точно и грамотно подходить к проектам планировки конкретных территорий, проектам межевания. Я уже сейчас принял решение, что все ключевые проекты мы будем выносить на городской градостроительный совет, работа которого будет прозрачной. Мы сейчас его структуру поменяли, добавляем туда урбанистов – людей, которые искренне заинтересованы в развитии города. В городе не должно появляться каких-то непонятных объектов без широкого публичного обсуждения.

- Например, какие объекты в городе сейчас «непонятные»?

- Ну отдельные возникали, точечная застройка была. У меня вопросы вызывают, например, торговые центры современного дизайна в центре города, когда, наверное, можно было бы подойти как-то более грамотно с точки зрения архитектурных особенностей города. Из позитивных примеров – тот же ТЦ «Европейский», который вписывается больше в городскую архитектуру, чем ряд других центров. Почему нельзя было подойти более взвешенно, пригласить экспертов? Этого я уже не поменяю, но хотелось бы, чтобы таких негармоничных объектов вообще не возникало. Для этого градостроительный совет мы делаем публичным. Я лично его веду, у нас организована  трансляция в интернет плюс экспертное обсуждение.

- С ТЦ все понятно. А парк на месте рынка вам нравится?

- Мне гораздо больше нравится то, что там стало, чем то, что там было. Это совершенно точно. В парке много чего еще надо дорабатывать. Даже на беглый взгляд. Мы там будем внедрять систему орошения, деревья по гарантии отдельные засохшие будем менять. И, конечно, там не хватает точки притяжения в виде какого-то общественного пространства, где можно проводить концерты. Или коворкинг какой-то, или, может быть, небольшая кафешка – что-то такое, где можно остановиться. Этот парк еще свое развитие получит. Мне он нравится, но всегда можно что-то улучшить.

Корты кипения

- Давайте вернемся к общественным слушаниям, которые стали популярными в последнее время. Например, Точка кипения, на которую вы все чаще ходите. Вы верите в Точку кипения? Когда шел разговор про корты на Золотой аллее, было ощущение, что горуправа пришла поставить общественность в известность как будет, а не посоветоваться.

- У нас пока не очень правильное отношение к Точке. Те мероприятия, которые мы там проводим, стали некоторыми участниками восприниматься как отчет власти. Я категорически с этим не согласен. Можно, конечно, там устраивать пресс-конференции, но сама по себе  ТК предназначена не для этого. ТК – это другой формат, задача – посоветоваться. Все, кто собрался, равны. У меня пока не получается так сделать, но задумка – ровно такая. Это площадка, где люди договариваются. Не получилось договориться? Жалко. Значит нужно что-то подкорректировать и собраться еще раз.По тем же кортам – мы решение еще не приняли.

- Точно не приняли?

- Я это пока не озвучивал, но мы после ТК две комиссии уже провели с выходом на место для того, чтобы поменять первоначальную концепцию. Отдельную встречу я провел с теннисистами. Просто всех пригласил и выяснил, что у нас развитием тенниса системно пока никто не занимается. У нас нет федерации, у нас дети, которые тренируются, не смогут получить разряд выше третьего – без федерации это предел. Мы просто обсудили эти вопросы… если бы не было обсуждения, мы, вероятно, просто приняли волевое, не очень устраивающее сообщество решение. Пообсуждали, будем корректировать. И сейчас нет окончательного решения, что на месте кортов будет парковка.

Точки притяжения

- Давайте поговорим про другие значимые места, в которых нуждается город. Вот, например, муниципальный бесплатный пляж. Есть у вас такое понятие в голове?

- В моей голове такого понятия пока нет. Оба водоема, которые находятся в черте города, запрещены для купания.

- Ну смотрите: Калуга несколько расширилась за счет возникновения Южного обхода. Теперь следом за новой магистралью идет цепочка голубых озер…

- На самом деле у нас действительно есть планы на эти озера. Мы работаем с инвестором, который является правообладателем этих участков. И за обходом появится новая зона отдыха.

- Это будет бесплатный городской пляж?

- Поскольку этот проект инвестиционный, скорее всего, он будет платным. Но мы в процессе переговоров, так что, возможно мы сможем договориться о специальной зоне, которая не будет обслуживаться и убираться таким же образом, как платная часть. Но, тем не менее, чтобы там можно было бесплатно отдыхать. Но мы в любом случае должны понимать, что за комфорт, удобство и чистоту все-таки кто-то должен заплатить. Плата 100 или 200 рублей за день отдыха не является критичной. Во многих странах, во многих городах такие зоны отдыха являются платными.

Еще одна территория, которая будет благоустраиваться для летнего отдыха есть на Силикатном. Сейчас мы обговариваем с инвестором возможность создания большого парка с водоемами, зонами отдыха. Надеюсь, это будет еще одна точка притяжения. Я все-таки склоняюсь к тому, что плата  за такие точки хоть и небольшая, но должна быть. А вот на Оке и на водохранилище я бы купаться не рекомендовал.

- Что еще нового и неожиданного получат калужане в ближайшее время?

- Пешеходный исторический центр. Проект по созданию пешеходного каркаса Калуги мы закладываем в реализацию на два будущих года. То есть в 2019-2020 год – уже ждать перемен. Это будет доступная инфраструктура в центре города, в том числе для лиц с ограниченными возможностями передвижения. Кроме того, появятся новые пешеходные зоны. Например, есть планы продлить пешеходную часть улицы Театральной. Это даст возможность новым культурным объектам там появляться. У нас уже запущен проект – будем делать исторический центр доступным для пешеходов. Дороги перекрывать мы не собираемся, да и смысла в этом нет, но на отдельных участках будет ограничено движение, подняты пешеходные переходы для удобства именно пешеходов.

- Много лет обсуждается проект восстановления Воскресенки…

- Дома постепенно восстанавливаются. Есть программа «Старая Калуга», она, в целом, грамотно составлена. Есть возможность использовать ресурсы фонда капремонта, которому мы предлагаем объекты, в том числе, и находящиеся в старой части Калуги. На 20-й год в программу фонда попали 22 дома – на Воскресенке и по Кирова.В первую очередь будет выполняться ремонт крыш и фасадов.

Второе направление восстановления – этопривлечение инвестора. Тот же дом Билибина. Это процесс, когда дома полностью расселяются, переводятся из жилого фонда в нежилой, а потом либо сдаются в аренду за 1 рубль за квадратный метр с тем, чтобы инвестор здание восстановил, либо продаются с аукциона – с таким же требованием. Разумеется, после восстановления объекты используются в основном для коммерческих нужд. Но бюджетное финансирование, в этом случае, не требуется.

- А не было ли мысли найти инвестора на всю Воскресенку? По-моему, я слышала о подобном проекте…

- Да, есть мысли восстановить эту улицу полностью, но прямо скажу, инвесторы тут в очереди не стоят. Если здесь делать исторический пешеходный квартал с магазинчиками, галереями, отелями – словом, туристическими точками притяжения, нужно полностью расселять дома. А это по каждому жителю – отдельная процедура. Займет она минимум два-три года. Далее нужна разработка проектной документации, затем проект восстановления… Здесь много этапов, но мысли такие действительно есть.

Ну что же, проектов много. Осталось только дождаться пары следующих лет, чтобы посмотреть на их реализацию.

Напомним, что несколько затронутых городским головой тем не вошли в интервью. Они вышли раньше отдельными фрагментами. Почитать их можно здесь