Губернатор Калужской области Анатолий Артамонов в интервью изданию Pravda.ru рассказал, как поборол пять причин, которые мешают инвесторам: бюрократию, отсутствие инфраструктуры, высокое налоговое бремя, отсутствие подготовленных кадров и коррупцию.

 

- Да легко и просто, - говорит Артамонов. - Бюрократия? Надо снять бюрократию. Каким образом? Надо взять под контроль. Для того, чтобы убрать бюрократию для инвесторов во всем мире идут одним и тем же путем: создаются индустриальные парки. Территория индустриального парка исключает вмешательство чиновника, государственного или муниципального служащего. Есть администрация индустриального парка, которая все вопросы решает быстро. Например, разрешение на строительство дается в течение 700-1100 дней, а на территории индустриального парка такое разрешение выдается за десять минут. Проверять документы – а зачем? Это же его (инвестора – прим.ред.) деньги, он рискует своим капиталом. Сейчас есть алгоритм, согласно которому мы должны проверить в госэкспертизе качество его проектной документации. Мое какое дело? Это его предприятие и его деньги. Слава тебе господи, никому еще в голову не взбрело построить такой цех или такое здание, которое завтра должно рухнуть. И я всегда сразу писал: «разрешаю начало строительства». Но! Учитывая, что все-таки такая бюрократия существует, агентство корпорации развития, не мешая срокам строительства, за него (бесплатно причем) делали эту работу – проверяли его документацию и говорили «все в порядке». А к этому времени уже и завод построен. Работа ведется параллельно - и строить, и проверять. И таким образом, бюрократия ушла.

Что касается инфраструктуры, то здесь, по словам губернатора, правительство вложило «очень приличные средства» в строительство дорог, водопроводов, газопроводов, линий электропередач. «Инвестор не должен думать куда ему бежать и какие подключения согласовывать. Это наша обязанность», - считает Артамонов.

То, что касается коррупции, то на первых порах, по словам губернатора, применили два инструмента, которые позволили избежать этой проблемы.

- Еще ни один инвестор не сказал, что столкнулся с фактами коррупции. У любого можете спросить и никто никогда не скажет, что это было, - говорит Артамонов.

Так, какие же это инструменты? Во-первых, был создан совет по публичной защите инвестиционных проектов. А во-вторых, каждый инвестор на всякий случай получил личный номер телефона губернатора.

«Этих людей, на самом деле, десятки тысяч, кто знает мой номер телефона. 21 год он не менялся. И любой, кто хотел бы проявить свои способности в области коррупции или бюрократии, может позвонить мне в любую секунду. Набирает и вот губернатор на связи. Звонить ему даже не приходится. Достаточно осознания того, что этот факт может произойти, что он позвонит, причем сразу в его присутствии позвонит. Он только телефон достает, а в ответ: ладно, не надо. Вот два простейших механизма, которые позволили достичь того, что никакой коррупции по оношению к инвесторам никогда не было», - рассказывает Артамонов.

Что касается налогового бремени, то правительством был принят целый ряд законов и нормативных актов. В какой-то определенный период времени делались послабления по налогам на имущество, на землю, на прибыль и т.д.

«И что касается кадров, на самом деле этот вопрос оказался самым непростым, - говорит Артамонов. - Наши люди, которые работали на прежних предприятиях, оказались не готовы работать на предприятиях новой экономики. И что нам пришлось делать? Срочно создавать центры по подготовке кадров. Пришли предприятия автопрома и мы подготовили почти 14 тысяч человек. Наша область никогда не славилась автопромом, но сейчас у нас проходят подготовку специалисты из других регионов, где традиционно сложилось автомобилестроение – Самара, Нижний Новгород. Следом у нас открылись центры подготовки для фармации. По потребности такие центры открываются. Для кого надо – для того и готовим. Но это заставило переформатироваться учебные заведения. Но если закончив ПТУ, выпускник не всегда идет работать по специальности, то в случае центров профподготовки, 100% выпускников ушли на профильные производства. А это значит, что деньги, потраченные государством, ушли не впустую. Люди приобрели профессию, которая им пригодилась и, которая их кормит. Вот это очень важно».