На днях мы опубликовали первую часть большого интервью с бывшим городским головой Калуги Виталием Черниковым, который занимал этот пост в самом начале современной истории города – в 1991–1994 годах.

В предыдущий раз мы говорили с экс-мэром о годах, давно минувших, – о «лихих 90-х». В этой же, второй и заключительной, части беседы, как и обещали, речь пойдет о проблемах, событиях и лицах куда более актуальных для жителей сегодняшней Калуги. О том, конечно, как их видит и оценивает сам Черников.

Несмотря на то что Виталий Алексеевич сейчас находится в ковид-отделении Калужской областной больницы с тревожным диагнозом, он согласился на этот обстоятельный разговор. За что мы ему, с пожеланием скорейшего выздоровления, очень благодарны. 

О романтиках и прагматиках в руководстве Калуги

- За последние четверть века многое в Калуге, в ее политической и социальной жизни, поменялось. В чем, по-Вашему, произошел прогресс? А где, в каких сферах, наоборот, развития не получилось?

- Для меня самое печальное состоит в том, что Калуга сильно потеряла в темпах развития в бытность городским головой Анатолия Минакова. Не просто потеряла, отстала от других городов. В 90-е даже Москва пользовалась нашими наработками. Лужков почти без изменений взял тогда наше Положение о коммунальной инспекции города Калуги и перенес на московскую почву. Долг, образованный при Минакове, девять лет после его ухода не давал городу вернуться на рельсы развития.

Кстати, год назад на встрече старых муниципалов ко мне подошел Олег Николаевич Сысуев. В 90-е он был мэром Самары, потом работал в Администрации Президента, занимал должность вице-премьера правительства РФ. Сейчас он одно из первых лиц в Альфа-банке. Большой человек. Так вот, подошел он только затем, чтобы вспомнить, какой тогда Калуга задавала темп остальным и как многому он научился, бывая у нас на различных профессиональных мероприятиях. Было приятно, черт возьми!

- И когда Калуга начала выкарабкиваться из этой долговой ямы?

- Догонять всегда сложнее, чем идти впереди. Поэтому, собственно, к развитию вернулись только при Акимове (Максим Акимов занимал пост городского головы Калуги в 2004–2007 годах – КН). Но беда в том, что уже был прилично подпорчен кадровый фон. В 90-е городом в массе своей занимались романтики. Даже из числа коммунистов и исполкомовцев, как ни странно. «Раньше думай о Родине, а потом о себе», - пелось в популярной советской песне.

Время Акимова – время прагматиков. Город, как бизнес, город, как машина. Но Акимов еще хотя бы мог противопоставить что-то самодурству Артамонова. После ухода Акимова с должности горголовы все рычаги управления городом перехватил Артамонов. За период его руководства город стал напоминать что-то похожее на результат случайной бомбардировки с воздуха. Застройка велась хаотично, без учета потребностей в социальной инфраструктуре, парковках, транспортных развязках. Центр города был отдан «чикагским мальчикам» Самвэла Карапетяна. Сейчас мы в полной мере огребаем последствия этой бессистемной и вредной для города деятельности экс-губернатора.

Увы, депутатский корпус оказался не в состоянии не только противостоять этой разрушительной деятельности, но еще и всячески ей содействовал.

- Ну, а если говорить о положительных изменениях в жизни Калуги за последние годы?

- Безусловно, строительство новых мостов, окружной, привлечение цивилизованного бизнеса на территорию следует отнести к позитивным изменениям. Однако же нужно признать, что Калуга оказалась чуть ли не последней из числа столиц субъектов РФ в ЦФО, где не было объездной дороги. Вот насколько тяжело догонять.

Пока не получилось прорыва в части создания комфортной городской среды. Именно городской. Калуга, увы, продолжает оставаться в худшем смысле провинциальным городом с изрядной долей сельского менталитета.

Возможно, ситуацию изменит наращивающий мышцы КГУ, точнее его выпускники. На них хочется надеяться.

Фото из личного архива Виталия Черникова

О десяти калужских мэрах

- После Вас пост городского головы занимали еще десять человек. Как Вы оцениваете их работу?

- Здесь нужно четко разделить два периода: городских голов, избиравшихся населением в качестве высшего должностного лица города (Анатолий Минаков, Валерий Белобровский, Валерий Иванов, Максим Акимов, Николай Любимов), и городских голов, нанимаемых по контракту в качестве руководителя администрации, Управы (Николай Полежаев, Константин Баранов, Константин Горобцов, Дмитрий Разумовский, Дмитрий Денисов).

Несмотря на одинаковое название, эти две группы руководителей имеют разный статус, вес и полномочия. Первая группа – муниципальные политики. Они вынуждены ориентироваться на избирателей, предлагать им свои программы, отчитываться перед населением. Эти головы вправе издавать собственные персональные акты.

Вторая группа – наемные менеджеры. Они обязаны отчитываться только перед депутатами. Собственных актов не издают, только акты администрации в целом. По отношению к ним высшим лицом является глава города, который в Калуге носит название «глава городского самоуправления».

Поэтому в первом случае, да, можно оценивать деятельность городских голов по их личному вкладу. Во втором мы должны оценивать деятельность депутатов, нанявших менеджера, и главы города, подписавшего с ним контракт.

- Что можете сказать о каждой из этих пятерок калужских мэров?

- По пятерке политиков свое мнение я уже почти высказал. Минаков – провал, Белобровский – пострадавший, Иванов – антикризисник, выведший город из долговой ямы, Акимов – драйвер развития (недолго), Любимов – переходный этап к новой схеме. Конечно, наиболее ярким и эффективным из них видится Акимов. Но нужно не забывать, что он уже пришел на достаточно спокойную бюджетную ситуацию.

По второй пятерке все много хуже. Почти весь этот период – время безвластия города и всевластия Артамонова. Краткий всплеск самостоятельности при Баранове закончился с его внезапной смертью.

Главную вину за подобное положение дел я возлагаю на депутатов и лично Александра Иванова. «Единая Россия», не «Единая Россия» – вы горожане и должны интересы города отстаивать руками и ногами. Если надо – зубами.

Сейчас по-новому себя показывает Дмитрий Денисов. Шапша дает ему возможность действовать более-менее самостоятельно. Нет уже того давления, которым так славился Артамонов. Но кадры, кадры. Дисквалификация в Управе запредельная. Если Денисов с этим не справится, всю эту самостоятельность ему потом и вменят.

Да, и пока я так и не увидел нового качества в работе Юрия Моисеева, как нового главы города. Он так же незаметен и неизвестен людям в этом качестве, как и его предшественник.

- Вы поддерживаете с кем-то из мэров Калуги отношения? Возможно, приятельские.

- Практически нет. С моим предшественником Валерием Федоровичем Решитько иногда пересекаемся, вспоминаем былое.

Приглашал меня в качестве консультанта Валерий Иванов, Максим Акимов на первых порах по старым кадрам консультировался. С Николаем Любимовым мы в хороших рабочих отношениях. Из назначенцев личный контакт у меня был только с Разумовским (короткий), сейчас – с Денисовым. Но Дмитрий Александрович продолжает осторожничать, а время уходит. Мое в том числе. Я бы на его месте был решительнее в привлечении опыта и интеллекта.

О двух ипостасях Дмитрия Денисова

- Дмитрий Денисов, нынешний глава администрации Калуги, хороший градоначальник?

- Дмитрий Денисов не градоначальник. По закону и по Уставу города он – руководитель городской Управы, как бы это ни было досадно. В силу того, что он реально и лично является лидером, мы склонны придавать ему политическую функцию главного по тарелочкам. Но мы с вами знаем, как быстро и как часто сменялись у нас последние пять горголов. И как оказывались нереализованными объявленные ими планы. Поэтому сначала я оценю его как руководителя городской Управы. Подчеркну – молодого руководителя.

Здесь Денисов пока не сумел создать нового качества работы сотрудников. Во-первых, неизменной осталась структура Управы. Она сейчас представляет собой набор случайных управленческих озарений прежних горголов. Линейка заместителей не содержит никакой логики, это мешанина должностей для лиц, в половине случаев не являющихся специалистами в тех отраслях, которые они курируют.

Структурные подразделения Управы построены не по функциональному принципу, а по методу дядюшки Тыка. Например, управление городского хозяйства и управление жилищно-коммунального хозяйства для граждан практически не различимы на слух. Всегда приходится специально разъяснять, в чем разница. А так быть не должно. Структура должна быть ясной и понятной для любого человека.

Второй после структуры проблемой являются кадры. Их нужно самым тщательным образом выверять, тестировать, мотивировать для работы на общественное благо. И здесь я пока больших подвижек не вижу. Посмотрим, что будет дальше. Денисов в самом начале пути.

- А если Дмитрия Денисова оценивать как политика?

- Эта вторая его ипостась, которую мы ему необоснованно приписываем, – муниципального политика – ему удается лучше. Он открыт, коммуникабелен, реактивен при ответах на любые вопросы. Он в условиях гробово молчащей Думы берет на себя смелость выдвигать идеи развития города. Надолго ли его хватит, не знаю, но пока этого делать больше некому.

В любом случае оценить эффективность его работы можно будет несколько позже.

Вообще, Денисов был бы идеальным кандидатом для выборной должности горголовы. Но для этого нужно менять Устав города.

Фото из личного архива Виталия Черникова

О чиновниках

- В России зачастую чиновник – это статус пожизненный. Иногда создается впечатление, что некоторые чиновниками рождаются и чиновниками умирают. А при смене руководства, режима и при очередных кадровых перетасовках просто переходят с одной должности на другую, иногда радикально меняя окрас. Наши чиновники – какие они?

- Профессиональный, квалифицированный чиновник – достояние, ресурс, а вовсе не камень на шее у граждан. Не случайно во всех развитых странах существуют системы защиты специалистов от политических рисков. Пришла к власти новая партия, новый мэр – пожалуйста, политические должности заполняйте «своими». А специалистов трогать нельзя.

Однако такая защита требует встречных ограничений. Специалистам запрещается не только участвовать в делах политиков, но даже публично высказываться по поводу их планов и программ. Их задача – профессионально исполнять порученное дело.

У нас с этим все прямо наоборот. Чиновников прямо вовлекают в политический процесс, более того, им его чаще всего и поручают. Поэтому любая смена начальника, даже если он из одной партии с предшественником, нередко приводит к перетряске по всей иерархии. Это лихорадит исполнителей, создает нервозность, вымывает из рядов как раз узких профессионалов, замещая их работниками широкого профиля «чего изволите?».

Такая система крайне неэффективна, коррупционна и в итоге приводит к плачевным результатам.

Широко известен случай, когда в Калуге на улице Кирова к очередной дате заасфальтировали все ливнеулавливающие люки и забыли где. Машины затапливало по капоты, пришлось искать ветерана Водоканала, чтобы он показал, где надо долбить новый асфальт.

- Многие ли из тех чиновников, с которыми Вам довелось работать в Калуге в начале 90-х, сейчас по-прежнему у власти?

- Из тех, кто когда-то работал со мной или под моим началом, сегодня не работает в исполнительной власти практически никто. Причин две – политика и время. Основную часть моих соратников и персонала уволил еще Минаков. Уволил по беспределу, многие подали в суд и восстановились, но потом ушли по собственному желанию. Младший персонал оставался достаточно долго. Начфином Калуги многие годы работала светлой памяти Ирина Анатольевна Евдокимова, которую в 90-е я пригласил возглавить Службу экономической и юридической экспертизы города. Но даже те, кто 25 лет назад оставался на службе, сегодня уже пенсионеры. Многие из них уже тогда были существенно старше меня.

Самому мне, честно говоря, казенная служба не очень по душе. Особенно если она не предполагает творчества. Сейчас с этим совсем беда. Но чем-то помочь городу всегда готов. Опыт большой, и передаю я его сегодня в самых разных частях нашей страны. Кроме Калуги.

Почему Калуга проигрывает Туле?

- Конечно, Вы немало поездили по России. Современная Калуга среди других городов выделяется? Чем она привлекательна? В чем ее можно поставить в пример прочим областным центрам, хотя бы в границах ЦФО?

- Калугу я очень люблю. Точнее, у меня есть моя любимая Калуга. К сожалению, чем дальше, тем меньше этой Калуги остается в реальности. Это не обязательно связано с ухудшениями. Многие из нас склонны идеализировать свои молодые годы и ту среду, в которой прошла наша молодость. Но помимо субъективного восприятия есть и объективные маркеры, по которым уже более точно можно оценить состояние города, сравнить его с соседями.

Калуге в прошлом очень повезло. В 1924 году ее лишили статуса губернского города, а саму губернию нарезали на части и раздали в четыре области. А на снос исторической застройки в уездных городах денег на взрывчатку у молодой Республики Советов не хватало. Местные революционеры своими силами снесли несколько церквей, тем дело и закончилось. Потом, после воссоздания области в 1944 году Калуге везло с партийными начальниками – большую часть из них составляли представители местной номенклатурной элиты, имевшие здесь корни и родню. Поэтому отношение к застройке города было достаточно тактичным вплоть до начала «новой индустриализации», начавшейся где-то в середине 60-х годов прошлого века.

Большой удачей следует признать присылку сюда в качестве главного архитектора Евгения Ивановича Киреева. Даже в условиях бурного заполнения города бетонными пятиэтажками он сумел внести в них элементы городского декора. Его въезд в город со стороны Оки – уникальное градостроительное решение, которым Калуга может гордиться по праву. Понятно, что сейчас сами дома уже не выглядят современными, но само решение въезда – это отдельный успех.

Чем хороша Калуга в сравнении с другими городами? Да как раз вот этой сохранившейся на многих улицах центра рядовой исторической застройкой. Жилой и пока еще живой застройкой.

Не часто исторические города уровня Калуги могут похвастаться подобным богатством. Однако во многом остальном Калуга сегодня существенно проигрывает соседям. Например, Туле.

- Старая Калуга умирает? Или летальный исход все же констатировать преждевременно?

- Калуга живет. Не очень осмысленно, часто бестолково, но живет. И будет жить дальше. Вопрос в том, каким лицом она намерена повернуться к гостям города. Да и к своим жителям. Будет ли это лицо уютного, исторического, полного романтических тайн Старого города или это будет лицо современного промышленно-торгового хаба для иностранцев и транзитной торговли – решать его молодым жителям.

По мне, так первый вариант перспективнее. В мире как раз не хватает сейчас мест, где человек чувствует себя сомасштабным окружению. Люди ищут такие места по всему миру, чтобы отдохнуть от постоянной гонки за заработком, престижем, признанием. И готовы платить деньги за то, чтобы изредка отдыхать в приятных местах.

Как Виталий Черников стал «агентом Госдепа»

- Уже в 21 веке Вы баллотировались в калужскую гордуму – не прошли. Потом безуспешно пытались стать главой администрации деревни Ястребовки в Ферзиковском районе. У Вас по-прежнему есть политические амбиции?

- Нет, у меня нет политических амбиций. В 21 веке я баллотировался трижды. Все три раза – не по собственной инициативе.

В гордуму в 2013 году были довыборы на освободившееся место депутата Карпа Диденко-старшего. На него по наследству выдвинулся Карп Диденко-младший. Кампания была внезапной, скоротечной и бесперспективной. Меня долго уговаривали в ней участвовать мои друзья, я согласился исключительно ради спортивного интереса. Сначала меня зарубил горизбирком по подписям. Выручила партия «Яблоко» – предоставила свой бренд. Но и только. Результат был прогнозируем.

Второй раз меня попросили участвовать в выборах депутатов Детчино. Мы тогда помогали жителям поселка отбиться от свалки, которую им навязывал Артамонов. И опять я был совсем не готов участвовать в выборах. Но пошел навстречу желанию детчинцев. В ответ против меня была развернута тотальная компания по дискредитации. Разбрасывались листовки про агентов Госдепа, кандидаты-единороссы по деревням рассказывали о том, что с моим приходом в Детчино появятся ракеты НАТО. Апофеозом стал приезд в Детчино Владимира Жириновского, объявившего меня ставленником всех враждебных России сил. Было очень смешно.

С Ястребовкой ситуация совсем простая. Там избраны новые депутаты. Это жители деревни, намеренные сделать жизнь села лучше. Они очень просили меня подать документы на главу администрации. Мне, честно говоря, это крайне неудобно, у меня сейчас сразу несколько интересных проектов, которым я вынужден отдавать много времени и сил. Кроме того, главой администрации района стал Алексей Волков, с которым у нас, мягко говоря, сложились не самые дружеские отношения. Поэтому, пройдя во второй тур конкурса на должность главы, я снял свою кандидатуру в пользу менее конфликтной, с точки зрения отношений с районом, фигуры. Но пообещал, что буду помогать ястребовцам в должности заместителя главы администрации. Это обещание я выполнил и, как только выйду из больницы, с новыми силами включусь в работу.

Фото из личного архива Виталия Черникова

О новогодней столице

- Сейчас Калуга – новогодняя столица России. Одни калужане отнеслись ко всем этим гуляниям, растянутым почти на месяц, с воодушевлением. Другие – на фоне пандемии – называют происходящее в эти дни в Калуге «пиром во время чумы». Как лично Вы оцениваете и своевременность, и уровень новогодних торжеств в городе?

- Проект «Новогодняя столица» объективно следует признать частью большого провала вертикали власти. Великая страна раз в год наскребает смехотворно маленькую сумму для того, чтобы очередная столица субъекта РФ могла сделать для своих жителей сколько-нибудь приличное новогоднее оформление. Я много раз бывал на рождественско-новогодних ярмарках европейских городков, так вот они позволяют себе не меньшие празднества и без помощи центральных властей.

С субъективной точки зрения Калуге и повезло, и нет. Повезло тем, что деньги в город пришли, не повезло с пандемией. И это обидно.

В этот раз и городские, и областные структуры очень старались. Я наблюдаю много креатива, интересных решений, нестандартных подходов. Уверен, что многое из придуманного можно будет использовать на следующий год в более спокойной обстановке.